Маирбег Кокоев

— Было много нареканий со стороны больных по поводу технических вопросов. Прежде всего, перебои с водоснабжением. В связи с вводом в эксплуатацию нового комплекса, решены ли проблемы, можно ли надеяться на то, что в больнице впервые за ее историю появится горячая вода?

— Проблем с холодным водоснабжением больше нет, вода поступает круглосуточно. Мы включаем дизель, даже когда не было в городе электричества, вода в больнице была. По поводу горячего водоснабжения, наше руководство прилагает много усилий и, в принципе, это не проблема, но нам надо заменить сети теперь от места, где нагревается вода до больницы — там метров, наверное 200 −250. Думаю, что решим.

— А что с МРТ?

— МРТ в больнице нет, есть компьютерная томография. Он у нас работает, выполнено более 150 исследований, в том числе пациентам, которые поступили после ДТП. Таких до этого отправляли за пределы республики. Сейчас нет проблем, потому что мы делаем КТ, нескольких оперировали на месте, некоторые обошлись без операций. Делаем КТ грудной клетки и брюшной полости и почек.

— Специалисты на КТ есть?

— Да, у нас обученные специалисты — Георгий Шавлохов, Мадина Цховребова, другие.

— А плановые обследования тоже проводятся?

— Проводятся, но нужна осторожность, должны быть показания, все-таки томограф — лучевая нагрузка большая и это не УЗИ-аппарат, здесь нужны показания — полезнее такие диагностические возможности или напрасно облучили? Это не просто так, хотя у нас люди любят: «Так, а сделаю-ка я КТ». Есть другие возможности обследований.

— Открылись новые терапевтические отделения, насколько я знаю?

— Мы открыли в начале этого года эндокринологическое отделение, на втором этаже, где была детская хирургия, сделали редукторы. Есть школа для диабетиков и пациенты проходят обучение. Когда я начал работу, у нас не было такого отделения. Было сложно, теперь можно заниматься не только сахарным диабетом, а целым спектром эндокринологии, щитовидной железой. Как во всем мире принято — в год два раза обязательно адресно направляют на обследование, определяем гликометрию, среднестатическим показателем за три месяца, какой был след сахара в крови. Многое мы стали делать, знаете, может это наша вина, что на выносим сами через средства массовой информации, хотя это очень важно.

— Каждую среду у нас медицинский день, приходите, информируйте.

— В новом операционном корпусе есть хорошее оборудование — лазерный лапароскоп. Если оперировали раньше, например, час, то сейчас в течение сорока минут и выписывать можно через день. Очень хорошие коагуляторы для прижиганий, шикарный аппарат, мы сегодня оперировали. Хорошее кондиционирование — как подаётся, так и забирается воздух. Надо создавать условия и для пациентов и для врачей.

— А в реанимации есть кондиционеры?

— Да. Там стоят хорошие койки.

— Есть ли хирурги узких специализаций?

— Есть такая проблема, поймите, люди, которые получают обучение в течение многих лет — это стандартное обучение, потом два года ординатура, им надо поработать, потом привыкают и остаются где-то. Хотя, мы подняли зарплату, но я бы не сказал что, что что-то изменилось с кадрами, посмотрим. Есть кое-какие проблемы, наш стаж работающего врача, хирурга не засчитывается в России, и многие льготы теряются из-за этого.

— Может быть, ближе к пенсии?

— Можно ли делать ставку на недавно вышедших на пенсию?

— А вот если по той же схеме, по которой к нам приезжают российские специалисты применить к выходцам из Южной Осетии, им сохраняется стаж, командировочные?

— Я хотел бы выразить благодарность нашим российским коллегам, которые приехали. Если они слушают меня, они очень помогают нам в работе, не буду перечислять, чтобы никого не обидеть. Это практикующие врачи, у них все в порядке со стажем. Если по этому же принципу пригласят наших выходцев, будет хорошо.

— Вопросы были и от наших слушателей, когда мы анонсировали ваш приход. Некоторые я вам озвучу. Говорили о том, что активно строится больница, но строится она компактно, как бы больничный городок уже становится тесным и страшно — если вдруг не дай Бог случится война и даже одна бомба упадёт — снесёт половину комплекса.

— Не имеет значения — где больничные помещения расположены — здания поблизости друг друга или далеко, если будут бомбить. Давайте мы подумаем — насколько это удобно, когда приехал, например, в стационар, надо в поликлинику обратиться, не тратя время, не надо мотаться через город из поликлиники в больницу или наоборот. Нам удобно будет организовать документооборот между поликлиникой и больницей. Уже создан единый кластер — республиканский многопрофильный медицинский центр, в его подчинении поликлиника, детская больница, диспансеры. Все в одном центре, и в плане документооборота и если есть какие-то вопросы, то будут задаваться тем же коллегам нашим, чем обращаться в другое юридическое лицо. Это всем будет удобно, вначале, знаете, есть такое не только у нас, везде — что-то новое трудно воспринимается.

— Близость инфекционной больницы к роддому, детскому центру не опасна?

— Посмотрим историю — инфекционная больница построена, кстати, насколько я знаю, в республике одним из первых медучреждений по советской схеме. Начиналось всегда с лечения самых опасных болезней. Потом построили соматическую. В советские времена было все строго по санитарным нормам, иначе бы не допустили. Я бы не сказал что бактерии летают, все зависит от и работников, которые там работают, как они соблюдают режим. Если соблюдаются все нормы, проблем никаких нет.

— В инфекционных больницах какая-то особая система канализации с обеззараживанием.

— Да, это соблюдается и сейчас. Все будет, как положено. Хорошо, что у нас такая больница в отдельном корпусе со своими специалистами, были несколько раз вспышки инфекций и массовые поступления более 200 человек два, три года тому назад, все были осмотрены, обслужены, справлялись своими силами.

— Проблема с анестезией существует ещё? Бывали перебои с связи с особенностями транспортировки?

— Нет у нас проблем, они решены. Централизованно подаётся кислород. Нет станции, к сожалению, мы привозим, но баллонов много. Наркоз поступает нормально, аппараты для наркоза хорошие, у нас раньше были проблемы, но наладили эту работу. Вряд ли вы слышали в последнее время, что кому-то сказали — нет такого препарата.

— Острые ситуации как решаются? Я не говорю о медицинской эвакуации. То есть, в каких случаях человека можно вывести из критической ситуации и отправить дальше.

— Вот, например, инфаркт миокарда. Во всем мире сегодня делают коронарографию, чтобы посмотреть насколько забиты сосуды, сколько сосудов забито, надо возобновить кровоток мышц, нет кровотока, естественно отмирают мышцы. Есть у нас такие возможности. Но обращаться нужно вовремя, тогда можно спасти больного.

— У нас в республике совсем недавно прошла диспансеризация, специалисты СЭМБО приезжали и многие говорили о том, что большинство в принципе методов исследования дублируются, то, что у нас могу делать совершенно полноценно?

— Бригада врачей из России, они же не будут отправлять к нам — сделайте, скажем, кардиограмму в больнице, потом приходите к нам, у них собой было все. Были опытные врачи, они направляли к нам больных в больницу с серьёзными диагнозами, которые подтверждались. Так что это вызвало уважение к ним, как специалистам, выявили заболевания грыж у детей, у взрослых, не понимаю, почему нельзя к нам раньше обращаться, желчнекаменные болезни, заболевания гинекологические, онкологические, сейчас это пациенты курируются.

— Можно ли говорить о кадровом голоде в медицине ЮО?

— Я бы не назвал это кадровым голодом — нехваткой. Решается вопрос, молодые девчата-эндоскописты приехали, работают.

— И опытный врач. Нефролог.

— Да, Жанна Васильевна Бестаева, работала главным нефрологом, отличный специалист, мы её приглашаем на консилиумы — всегда подскажет, поможет.

— Выпускники медколледжа. Какой процент трудоустраивается?

— Небольшой, потому, что чтобы их трудоустроить, нужен уход на пенсию, люди не хотят уходить, пенсии маленькие, стараются работать дольше.

— Вопрос сертификации среднего медперсонала, раньше медсёстры не сертифицировались.

— Не было таких требований для медсестёр. Сейчас средний персонала у нас может получить сертификат. И лицензию. Тем более, приглашаются специалисты извне, здесь проводятся занятия на месте обучающего курса люди получают сертификаты на пять лет.

— К сожалению, регламент передачи ограничен, вопросов ещё много. Благодарим за Ваш приход. Приходите, вопросов действительно много, если будут появляться новые возможности, новые веяния в нашей медицине.

— Спасибо вам. Я всегда готов ответить на любые вопросы, особенно острые, вы можете их задавать мне и по телефону.