Мадина Валиева

Фатима Турманова: Добрый вечер! У нас сегодня замечательная гостья, сегодня четверг день экономики и для этого дня её присутствие в студии необычно. Мадина Валиева — мы её приглашали в качестве знатока, преподавателя осетинского языка, когда поднимали темы сохранения языка. К сожалению, не довелось приглашать в качестве дипломата, хотя Мадина долгие годы проработала в МИД, стояла у истоков создания министерства. Вела замечательную передачу на осетинском языке о дипломатии, давний телевизионный опыт. И вот новый кульбит, я бы так сказала, в её деятельности. Завтра, в 15:00 в Южной Осетии она впервые открывает арт-галерею. Добрый вечер, Мадина!

Мадина Валиева: Добрый вечер! Жизнь нам преподносит сюрпризы или даёт пинка, не знаю, как назвать? Но мне все нравится. Нравилось все, что делала до сих пор, нравится, что осознала, что в этой сфере уже использован весь ресурс и ничего уже не можешь предложить. Значит, эта дорога уже пройдена или ты идёшь не той дорогой. Нравится то, что хватило сил, креатива сделать что-то новое.

Фатима Турманова: Между заявлением в соцсетях (не секрет, что мы все там находимся об уходе из дипломатии, вызвавшем сожаление у всех, кто знал, как ты «болеешь» своей работой и открытием арт-галереи прошло очень мало времени. Следует ли из этого, что идея появилась раньше?

Мадина Валиева: Прежде всего, я не уходила из дипломатии, уход из МИД не означает ухода из дипломатии, я в ней остаюсь, но буду заниматься, используя другие инструменты. Может быть, на сегодняшний день более действенные. Потому что в политической сфере многим странам по определённым причинам тяжело контактировать. А вот через осетинскую живопись, искусство, общение легче пробиться в международное пространство.

Фатима Турманова: Так как для ЮО арт-галерея непривычное явление, прежде всего — что это такое в цхинвальском воплощении?

Мадина Валиева: То, что завтра откроется — небольшое помещение в самом сердце Цхинвала, напротив дома-музей Васо Абаева, в доме, где родился мой супруг, Юрий Дзиццойты, в месте знаковом, уже энергетически заряженным. И судя по ажиотажу, место определено верно. Столько людей приходили ещё до открытия, для меня совершенно неожиданных, приятно неожиданных, предлагали помощь, оказывали её, прежде всего, эмоциональную и не только эмоциональную. Открылись для меня с позитивной, креативной стороны. Это место, куда концентрированно собраны настоящие произведения искусства, куда, попадая, каждый понимает, что в этом городе, стране есть искусство, живопись, есть художники, разные, разных направлений. Уже начиная с вывески, думаю, что оцените — она ручной работы, название галереи — «Аллон». Помимо живописи, есть работы по дереву, бисероплетение, куклы, в том числе и неизвестных мастеров, которые нам предстоит открыть, раскрутить, я так это себе представляю. Но, прежде всего, вначале представлены работы известных мастеров по дереву — Бала Бестауты, Юрий Габараев, Андрей Касабиев, Елизавета Кочиева и другие. Все могут прийти, посмотреть и при желании — приобрести, что важно, конечно.

Фатима Турманова: То есть, не только выставка, ещё и типа аукциона. Выставка-продажа?

Мадина Валиева: Нет, не аукцион. Галерея, с возможностью приобретения.

Фатима Турманова: То есть, есть и коммерческая составляющая.

Мадина Валиев: Да. Галерея оформлена, как индивидуальное предпринимательство. Я вначале воспринимала все, как общественную организацию. Мне в министерстве юстиции все объяснили, подсказали, как оформить, собрать пакет документов. Получилось, что это всё не соответствует моим представлениям о галерее, как общественной организации. Как индивидуальному предпринимателю, у меня есть право под ответственность вывозить за границу произведения искусства, продвигать их в виртуальное пространство. Нам уже подарили сайт, спасибо Зурабу Баззаеву, (есть подвижники, готовые поддержать бескорыстно), где будет полная информация по любому художнику, мастеру, биография, произведения, каталог работ и т. д. Будут статьи об искусстве, есть желающие.

Фатима Турманова: Ты выходила в новый для себя мир, мир художников. Как они восприняли идею?

Мадина Валиева: У меня есть знакомые художники, давно дружим семьями. В частности, Тамерлан Цховребов. Было интересно его восприятие идеи. Он слушал, встал, начал ходить по комнате, я поняла, что его сильно взволновало: «Я поверить не могу! Нам все время не хватало человека, который бы взял на себя эту работу. Хотел сам (он председатель совета художников), но не хватало времени». Бывает осторожность, но когда проникаются идеей, то принимают на «ура». С нашим знаменитым Магрезом Келехсаевым меня знакомили несколько раз. Он вначале с осторожностью отнёсся к идее, но когда понял суть, поддержал, мне тут же был открыт доступ в мастерскую и право выбора картин.

Фатима Турманова: Если с маститыми нашими художниками все понятно — знаешь на кого выходить, с кем знакомиться, общаться, то, как в случае с неизвестными, которых предстоит открыть широкой публике? Как выявлялись эти имена, как ты их искала?

Мадина Валиева: Я их не искала. Цхинвальское «сарафанное радио». Об идее узнали сразу, звонили, предлагали работы. Скажем, женщина, работает в солидной организации, имеет увлечение — плетёт корзинки, которыми невозможно не любоваться. Или куклы в национальном стиле. Сколько раз бывали они нужны для гостей республики, приходилось заказывать в Северной Осетии. Теперь они будут у нас, замечательные работы.

Фатима Турманова: Другие сувениры. Магнитики, например, для тех же гостей? У нас есть люди, которые пытаются заниматься туризмом, гости не могут увезти ничего с изображением Цхинвала, ЮО.

Мадина Валиева: Есть такая идея, идеи появляются, поскольку для меня это новый опыт, я всегда советуюсь со знающими людьми, идеи подсказывают. Важно сохранить грань и не превратить арт-галерею, где представлены подлинные произведения искусства, где дорогие картины наших знаменитых художников, которые можно купить подарить, вывезти куда угодно с гордостью, в сувенирную лавку. Но дорогие картины продаются не каждый день, а сувениры тоже нужны. Идеи есть. Скажем, есть человек, которые потерял работоспособность, но ему нужно сохранить моторику и он делает ложки, но не расписанные. Почему не объявить конкурс на собственный художественный стиль, национальный типа гжели? Передавать эти ложки другим?

Фатима Турманова: А что ещё планируется? Тематические вечера?

Мадина Валиева: Арт-галерея меньше всего задумывалась, как коммерческий проект. Есть дефицит духовности, культурной атмосферы, и этот дефицит мы ощущаем на редких вечерах. Возможно, арт-галерея станет тем местом, где восполнится этот вакуум. Мы будем проводить тематические вечера, где художники смогут рассказывать о картинах, своём творчестве, они уже приходят, рассказывают интересные истории. Помещение небольшое, поэтому вечера будут камерные. Есть запрос, мы будем воплощать.

Фатима Турманова: Время заканчивается. Я желаю, чтобы арт-галерея стала столь же популярной, как знаменитые арт-галереи Парижа, Лондона, Москвы, Питера… Почему бы и нет — работы наших мастеров никому не уступают. И это прекрасно, что появилось достойное обрамление этих работ. Спасибо осуществившей эту идею и всем, кто помогал. В добрый путь!

Мадина Валиева: Спасибо за приглашение. И я приглашаю всех в арт-галерею