Инал Маргиев

Залина Габаева (З. Г.): Это программа «Диалог», в студии по-прежнему Залина Габаева и Фатима Турманова. Гость с нами сегодня очень интересный. Дело в том, что совсем недавно у нас, здесь, проходил съезд осетинского народа, — «Стыр ныхас» и на «Стыр Ныхас» слетаются совершенно разные люди в Южную Осетию. В гостях у нас Инал Маргиев — представитель канадской осетинской общины. Здравствуйте, Инал, и спасибо, что вы с нами сегодня.

Инал Маргиев (И. М.): Добрый вечер дорогие земляки, спасибо за приглашение.

Фатима Турманова (ФТ): Инал, мы не будем рассказывать про длинный ваш путь Канаду, потому, что он, наверное, у всех свой. Были смутные 90-е года и осетины попадали в разные страны и раньше, и до революции, и после, и во время Великой Отечественной войны. Вопрос в другом: «Как вам Канада? Как Канада цхинвальскому парню?»

И. М.: Вы знаете, скажу честно, что это на самом деле хорошая страна, она предоставляет возможности и для учёбы или работы или предпринимательства. Эта страна хорошо и уверенно защищает права человека, социальные гарантии, социальные справедливости и безопасности. Я скажу так — это довольно комфортная страна для проживания, для работы, для предпринимательства.

Ф. Т.: Второй вопрос ну на эту же тему, — ментальность. Как тяжело было, вы знаете, нет, не ассимилироваться, один не может ассимилироваться, цхинвальский, в особенности — адаптироваться…

И. М.: Вы знаете, на самом деле я скажу честно, что не нужно бояться этого слова «ассимилироваться», это вполне легитимное, вполне хорошее слово, которое означает приспособление к местным условиям жизни, к местному менталитету. Скажу честно, вот откровенно, положа руку на сердце, для начала не только мне, но и всем советским и всем, наверное, другим, не просто бывает привыкать к педантичности. Потому, что некоторые элементы вольницы, они были ещё в советское время, среди иных сказка тех или иных людей, в любом случае, конечно, нужно приспосабливаться к местным условиям. Такого, чтобы вот страна требовала от человека, прибывшего туда к ним, каких-то особых подходов, особых перестроений, такого нет, в принципе. Ментальность, она схожа с нашей у канадцев. Честное, добросовестное отношение к своим обязанностям на работе, персонализм, миролюбивость, общительность и заряженность на то, чтобы найти своё место стране и в обществе — одна из главных целей иммиграции и эмиграции. Для властей важно, принимая человека в страну, оценить, насколько человек способен будет там, ассимилируясь, найти себя, влиться в трудовой коллектив, чтобы не быть обузой для государства, для общества. Вот они и вот через систему баллов, стараются дать доступ тем, которые смогут найти себя в этой жизни, в этой стране работе, в учёбе и во всем.

Ф. Т.: Скажите, пожалуйста, мне первоначальный этап — он понятен: нужно любой ценой ассимилироваться. Это великолепное знание языка, без которого никуда, это поиск работы, это профессиональное становление… И в этот момент ни до чего другого не бывает дела. Обустроить семью, устроить детей школы, колледжи, и так далее… А потом уже, когда более-менее наступает стабильный этап, я знаю, что осетины, ну, полноценные осетины, начинают вести поиск себе подобных)) то есть, осетин. Вот у вас когда начался этот этап?

И. М.: Вы знаете, я скажу, что поиск земляков во всех этнических общинах, был гораздо более активным, когда ещё не было интернета, и когда ещё не было таких, более лёгких видов связи, как видеосвязь, телефонные видеозвонки. Помню, когда я готовился к своему слушанию иммиграционному, для меня самые свежие газеты были двухнедельной давности. Это газета «Известия», «Российские новости» и так далее. Сейчас, с развитием интернета, можно запросто делать видеозвонки и общаться в режиме реального времени со своими родственниками и близкими друзьями. Поэтому того ощущения отдалённости уже немножко меньше.

Ф. Т.: А вы в каком городе живете?

И. М.: Торонто

Ф. Т.: Большой город, промышленный, научный. Сколько там примерно осетин?

И. М.: Я бы сказал, те, которые себя обозначили, которые хотят идти на контакт, на сближение, на общение, их, наверное, около 200 семей. Вот плюс-минус, потому что сейчас очень многие молодые как-то не особо спешат себя идентифицировать. Это придёт со временем.

Ф. Т.: А в какой форме происходит ваше общение?

И. М.: Мы, как правило, встречаемся по нашим праздникам осетинским, религиозным и культурным, государственным календарным праздникам. По случаю дня рождения, каких-то хороших событий, рождения детей. И мы, конечно, всегда в постоянном контакте. Допустим, кому-то вновь прибывших нужна работа. И, спрашивая друг друга, где, чего, помогаем, да, конечно. У каждого есть свой опыт внедрения в общество.

З. Г.: Осетинские дети, выросшие в Канаде, пытаются говорить на осетинском языке?

И. М.: Конечно да, дело в том, что я изначально поставил дело так, что в семье моя жена с детьми общалась на осетинском. Я пытался по-английски, чтобы они быстрее схватили менталитет, язык, потому что одно дело школьный английский, а другое дело, уже местные английский. Чтобы уже им было проще понять местные особенности. Скажем так, североамериканский английский, он более идиоматичный, чем британский английский. И нужно некоторое время там пожить, чтобы эти идиомы начать понимать. В Европе и здесь мы учим британский английский. Поэтому, чтобы дети быстрее ассимилировались, чтобы быстрее, легче было в школе, ну, вот я с ними на английском языке, жена — на осетинском. Смотрели передачи и видео на русском, чтобы они и русский язык не забывали. Вот поэтому они сегодня говорят и по-осетински, и по-русски и по-английски.

З. Г.: Французский, наверное, тоже обязателен для изучения?

И. М.: Да, он обязателен, скажем, в школе с 4 по 8 класс. Вот они изучают, школьники, а так, чтобы как-то заставлять на французском, такого нету. Вот на французском говорят в провинциях Квебек, Новый Брансуик не выбрасывают по-английски вот основных провинциях они говорят по-английски.

Ф. Т.: А насколько канадские осетины интересуется событиями в Осетии, обеих её частях?

И. М.: Вы знаете, все-таки Родина есть Родина, и нельзя недооценивать кровные связи и свою принадлежность к Осетии и к родине. И, конечно же, по вечерам придя с работы, они отслеживают, что происходит в их Осетии и северной и Южной. И всегда будет приятно, когда они узнают позитивные новости и позитивные известия, бывает очень приятно.

З. Г.: Скажите, удалось родителей научить пользоваться «скайпом» или социальными сетями для того, чтобы полноценно общаться или это может быть проблемой?

И. М.: Это не проблема, просто моя мама и мой отец, они, честно говоря, особо не рвутся к (общению с интернетом) я, наверное, смартфон чтобы они уже могли связываться отсюда.

Ф. Т.: Вот такое страшное событие, августовская война 2008. Как это было воспринимать там? Позицию осетина и при той информационной войне, которую Запад, искажая события, которое у нас происходили. Вот как себя вели канадские средства массовой информации?

И. М.: Они были в своём тренде, это все освещалась, сообразно государственным интересам, своим идеологическим интересам. Каждая страна подаёт новости, исходя из своих интересов. Поэтому они, конечно, освещали это так, что Южная Осетия хочет отделиться от Грузии, а сепаратизм — это нехорошо. Недавно проходил референдум по отделению Квебека от Канады, разница голосов была всего один процент. Поэтому у нас очень просто болезненно к этому слову, к этому явлению относятся, вот и, соответственно, новости подавались в этом аспекте.

Ф. Т.: Ну, двойные стандарты, потому что, по сути дела, Украина тот же сепаратист в отношении России. Хотя это практически один народ. И тут, совершенно иная подача… И дело в том, том, что очень мощное украинское лобби, в Канаде.

И. М.: Знаете да, в Канаде довольно большая украинская диаспора, которой ещё корни идут ещё там до революции, потом в первые годы советской власти и потом до войны, и после войны и поэтому там довольно обширная украинская диаспора. Конечно, они влиятельные. В разное время, скажем, премьером провинции Саскачеван был украинец Рой Романов, который впоследствии возглавил комиссию по здравоохранению. И, конечно, будучи такими многочисленными, они, безусловно, конечно, будут лоббировать интересы своей национальности, и своей Украины. Я считаю, что там нужно относиться нормально.

Ф. Т.: А вы с ними сталкивались?

И. М.: Да, да, у меня много друзей украинцев, которые живут Канаде, мы довольно хорошо общаемся, и мы ясно понимаем, что может быть политика политикой, но хорошие отношения ещё никто не отменял, вот поэтому мы поддержим ровные хорошие, добрые дружеские отношения с украинцами. Кстати, с грузинами тоже, даже когда вот иногда грузины спрашивают «вот мы слышали, что здэсь асэтин работает, наверное, вы из Владикавказа?» Я говорю, что из Цхинвала, или чтобы так приятно им было «Самхрет Осетши» я-то не пытаясь как-то камуфлированить это все, ретушировать.

З. Г.: Чуть раньше, в кулуарах, когда мы беседовали перед эфиром, мне показалось что промелькнула такая идея, «возможно, я и вернусь с Цхинвал». Мне показалось или это не так?

И. М.: Нет, я сильно собираюсь вернуться, потому что, можно, конечно, говорить пафосно — «чужбина есть чужбина» и это, возможно, слишком. Но всегда хочется, чтобы те наработки и те идеи, которые правда способны приносить реальную пользу и в экономике и в жизни и социальной сфере, я думаю, что было бы хорошо их здесь применять.

З. Г.: Социальные связи сохранились? Во время длинной затяжной такой вот замороженной войны все-таки очень много людей уехали. Как у вас с друзьями?

И. М.: Здесь очень хорошо, нормально, связи остались. Как и прежде, рады друг другу, и всегда встречаемся очень радостно.

Ф. Т.: Скажите, пожалуйста, но вот может возникнуть вот какая-то какая проблема… Вы привыкли, вот начало нашей беседы, — страна с мощной правовой системой… То есть, там полностью отсутствует такое явление как «хионизм». То есть, то, что ты, твои мозги, твоя работоспособность, твоя законопослушность… Если все это есть, ты можешь все, вне зависимости от того, какой ты фамилии, и кем ты приходишься власть предержащим. Вы понимаете, что здесь после многих лет вот такой вот системы для нормального комфортного пребывания человека могут быть трудности.

И. М.: Вы знаете, я вам скажу такую вещь, там впервые столкнулся с подходом таким, что устраиваться на работу многие работодатели они предпочитают людей, которых им рекомендовали их же сотрудники, если мы вдумаемся глубоко в саму суть вопроса, то с одной стороны в этом есть рациональное зерно. То, что человек, которого порекомендовал сотрудник этот человек де-факто, изначально, по определению, уже не будет как-то иметь морального права плохо работать. Потому, что его привели на работу, его порекомендовали и поэтому он должен быть адекватным сотрудником, адекватно подходить к своим обязанностям и исполнять их так хорошо, чтобы того человека потом не обвинили «ты нам привёл вот это».

Но здесь опять же в «хионизм» и лишь бы потом «хионизме» люди приходили профессионалы своего дела, а которые знали дело хорошо подходили адекватно, причём профессионально исполняя свои обязанности. И тогда, я думаю, никто бы не возмущался насчёт того, что кто-то чей-то родственник. А сердится будут на то, что тот человек, приходящий на определённую работу, он не до конца знает свои обязанности, он не совсем профильный специалист и, соответственно, он уже как бы не совсем адекватен для своего рабочего места.

Ф. Т.: С вами все понятно, потому что все мы родом из детства, вы провели детство в Осетии, Советский Союз, Москва. А выросшие в Канаде дети тоже хотят вернуться на Родину?

И. М.: Скажу честно, многие дети, скажем, закончившие вузы в той или иной стране, они, конечно же, хотят проявить себя в той стране, потому что если диплом, скажем, получен в одной стране, то соответственно, этот диплом позволит ему раскрыться именно в этой стране первоначально. Вот поэтому они, рассуждая прагматично, пытаются найти себя вот в этой профессии. Потому, что когда человек учится, а учёба там напряжённая, нету этих систем и шпаргалок, вот там буквально каждый день делают тест, после каждой главы, и поэтому там очень-очень напряжённая… И, тем более, на ней бесплатное высшее образование.

Ф. Т.: А вы сами в какой сфере работаете?

И. М.: В двух сферах, в транспортной, и медицине.

Ф. Т.: Что из себя представляет канадская медицина страховая, бесплатная, платная?

И. М.: Медицина в Канаде, она бесплатная для людей, но бесплатна за счёт очень высоких налогов. Канадцы не платят деньги, когда приходят на приём врача, и в больницах, но это бесплатность, она достигается за счёт высоких налогов. Канадцы платят больше налогов, чем американцы. В Америке медицина страховая, а в Канаде, она бесплатна. И, в принципе, люди согласны платить больше налогов, зная, что если вдруг понадобится медицинский уход.

З. Г.: И тогда услугу можно получить, начиная от царапин на пальце и, может быть, заканчивая какой-то сложной хирургической операцией?

И. М.: Да, да, да. И бесплатно все, кроме косметологической медицины. На стоматологию действует страховая система. То есть, покупается страховка на определённую сумму, в которую входят разные виды лечения.

Ф. Т.: А скажите, пожалуйста, что в западном менталитете есть такого, что оказалось для вас ну, совершенно неприемлемым.

И. М.: Два момента, первый — придя в медицину, в средний медперсонал, для меня было немножко сложно привыкнуть, как на саму систему «не реанимировать». То есть, когда уже больной, тяжело больной даёт согласие врачам, что в случае кризиса до комы кризиса его отпустить. И уже тоже начиная с прошлого года обсуждаться в Канаде в обществе вот пошла с одной стороны есть люди которые считают, что вот если человек сам добровольно хочет уйти, то, в принципе, никакая моральная обязанность не должна довлеть над врачом, который, якобы, он помогает уйти из жизни… Но вопрос, конечно, ещё открыт.

Второй момент — люди, вовлечённые в работу, не всегда могут адекватно уделять время уже пожилым родителям, и зачастую пожилые родители живут в специальных домах для престарелых. Там за ними есть и медицинский и санитарный уход, и у них там это в порядке вещей. Потому, что даже при всем желании поухаживать за родителями, это на самом деле, скажем, довольно сложно. Ты должен оставить работу и заниматься родителями. Но тогда у него на шее кредиты, ипотека висит за автомобиль, за дом и они просто понимают, что при всем огромном желании, любви к своему родителю понимают, что не могут реально оставить работу, ну, скажем так. Есть, конечно, система общественной медицины, когда приходящий медработник делает необходимые процедуры, уколы внутривенные там всякие вливания, которые прописаны врачом.

Ф. Т.: А какова продолжительность жизни? И возраст выхода на пенсию?

И. М.: Вопрос конечно тривиальный, пенсионный возраст. по-моему, с 60 лет они уходят на пенсию. по-моему, женщины раньше. вот честно говоря, вот, знаете, никогда не вдавался в подробности, но уже, видимо, скоро будет пора, поэтому надо будет уже присмотреться. По поводу продолжительности жизни многие доживают до 90-100, но нужно смотреть именно на качество жизни, на качество старости, но если человек проживает её в стенах дома престарелых, а не в кругу семьи, разумеется, качество этой старости страдает.

З. Г.: Много говорится о том, что немецкие пенсионеры путешествуют по миру с удовольствием, американские пенсионеры управляют яхтой… Как с этим в Канаде? Насколько они сохранны физически? До какого примерно возраста могут быть активны?

И. М.: Опять же вопрос очень интересный. Не все пенсионеры расскажу пенсионеры которые работали на высокооплачиваемых работах, которых был доход адекватно соответственно они, в принципе, да. А те, которые, скажем, работали на заводах, на фабриках, они, увы, не все имеют материальной возможности на роскошное путешествие. Но, тем не менее, если задаться целью съездить на Карибское острова, на Кубу, отдохнуть у моря, — реально.

Ф. Т.: Возвращаясь к осетинской теме. Общественно-политической жизнью там интересуются. А как культурная жизнь? Культурные новинки, осетинская музыка? Смотрите на youtube, может быть?

И. М.: Да, конечно же, да. Если мы раньше переписывали диски и кассеты друг у друга, то сейчас уже войдя в youtube, или на социальный сайт, можно и песню послушать, и танец посмотреть, и фильм найти. С развитием интернета это отдалённость, она стёрлась.

Ф. Т.: «Алан», который объездил весь мир, в Канаде был когда-нибудь?

И. М.: Не то, что на моей памяти, он не был даже вообще. Визовый вопрос это очень сложно. Я скажу вам честно, что в Канаду проехать даже сложнее, чем США, вот так. Плюс стоимость самого проезда, плюс, допустим, и даже при проезде, а просто сколько ведет зрителей то есть восполнят по по-своему проезду потому что конечно патриотизм это дело хороший но вадно окупить поездку в любом случае.

Ф. Т.: Когда вы были на Родине в последний раз? Как Вам республика?

И. М.: Я последний раз я был буквально в марте месяце, с каждым приездом я вижу что-то новое или новые улицы отремонтированные, новое предприятие уже в ходу. И реально вижу, что тот задел, который был задан изначально, он продолжается. Было приятно, когда находясь на съезде «Стыр Ныхас», я общался с делегацией итальянской, делегации Вануату, и все были приятно удивлены видеть такие изменения, которые произошли за такой небольшой срок. И они это говорили искренне. Добрая знакомая из Северной Осетии говорила, что ей так понравилось, что она могла бы переехать жить сюда. Показательно то, насколько ответственно относится наше руководство и к социальному и экономическому развитию. Очень приятно наблюдать, что с каждым годом авторитет президента нашего государства растёт. Увидеть то, что увидели наши гости, особенно шоу, которое было показано на стадионе, и проезжая по городу в виде добрые лица людей, которые на самом деле очень гостеприимно к ним относились, и их приветствовали. И они действительно были реально польщены.

Ф. Т.: А вообще-то эта идея, ну как в Израиле, дать облегчённое гражданство, механизм облегчённый всем осетинам, в какой бы стране они мира и не жили, и получить высококлассных специалистов во всех областях и приток населения.

И. М.: Идея очень хорошая, но скажу, получение специальности на западе — удовольствие дорогостоящие, учёба там дорогая, но, в принципе, получив там образование, люди пытаться быстрее с этим долгом, которое им дало государство — эту ипотеку учебную, быстрее рассчитаться. Поэтому первые годы будут стараться работать в той стране.

З. Г.: Это даже хорошо, они ещё и опыт получат.

Ф. Т.: Я имею ввиду предпенсионного возраста, уже с опытом работы. Ещё вполне энергичные, работоспособные…

З. Г.: …и будет у нас страна «предпенсионного возраста».

Ф. Т.: У нас, у молодёжи, детей рождается довольно много.

И. М.: Побывав пятого сентября в моей родной седьмой школе, был действительно очень обрадован, увидев огромную толпу первоклашек и пообщавшись с директором нашей школы Ириной Ильиничной, (теперь она называется гимназией «Альбион») немножко посетовал, дескать, и у нас настолько много желающих, что мы просто не способны вместить и, превышая все нормативы… С другой стороны все равно приятно… Считаю, что школа хорошая и все наши школы прекрасные дают хорошее образование и это, конечно, радует. Конечно, очень радует то, что, невзирая на все эти экономические передряги, проблемы, жизнь идёт своим чередом, семьи создаются, дети рождаются, — это огромный большой позитив, и это не может не радовать.

Ф. Т.: Вот на такой позитивной ноте мы будем вынуждены закончить. Очень интересная беседа, и время промелькнуло незаметно. Мы очень рады были видеть вас в студии…

И. М.: Вам большое спасибо за приглашение.